Я прошел свой путь за 10 лет, и мне очень не хватало преподавателя. Я бы уберег себя и своих учеников от очень многих ошибок. От травм. Это очень важно. Самостоятельный опыт занимает очень много времени, часто нужен совет и помощь. Очень ценно, если есть человек, который может помочь. Время очень дорого!

Сергей Вертков поделился с Mysoreyoga Almaty своим мнением на темы, почему следует постоянно заниматься саморазвитием, как совместить бизнес с личной практикой и почему стоит оставаться учеником своего учителя.


Q: Как вы начинали развивать йогу В Алматы?


S: С аштанга-йогой я познакомился в 2008 году на семинаре Мадины Танекеевой. Именно она первая рассказала об этом потрясающем стиле йоге, поменявшем мою жизнь. Мадина уже долгое время практикует у авторизованных преподавателей, и её наставницей была Нэнси Гилгоф, одна из первых западных учениц Шри К. Паттабхи Джойса. Вот уже много лет подряд она приезжает в Алматы с семинарами и, если бы не Мадина, не известно, когда аштанга дошла бы до Алматы. Я очень благодарен Мадине, ведь именно с неё началось развитие этого стиля йоги у нас.
Мой путь преподавания аштанга-йоги начался не в традиции, и, конечно, сейчас я всеми силами пытаюсь это восполнить.  На тот момент было недостаточно опыта, рядом не было опытного наставника, кто мог бы объяснить, как и что делать. И потому мой путь развития проходил через лес проб и ошибок. На что ушло много времени и сил. Думаю, что если бы рядом изначально был Шарат Джойс или авторизованный преподаватель аштанга-йоги нашей традиции, то не было многих ошибок и в том числе травм.   Раньше я в основном вёл классы под счет. На опыте мной было замечено, что этот  вариант преподавания не давал должного результата в освоении практики, в лучшем случае, люди уходили так и не поняв суть упражнений, а в худшем - получали травмы.   В 2008 году я уже бывал в Майсоре на занятиях Шри В. Шешадри, однако поездка в 2012 году к Шарату Джойсу кардинально изменила моё представление о практике аштанга-йоги, в том числе и о преподавании. В институте аштанга йоги Шри К. Паттабхи Джойса мне также довелось познакомиться с опытнейшими преподавателями, чей опыт практики и преподавания был накоплен не одним десятком лет, именно там я познакомился с Леонидом  Ланиным, Михаилом Константиновым, первыми авторизованными преподавателями из Москвы. Я очень им благодарен за то что они поделились своим накопленным годами опытом, за наставления и  открытость. После этой поездки я уже не мог преподавать как раньше и с великим вдохновением стал вводить в преподавание майсор- классы. И, конечно же, это дало отличный результат: последователей аштанга-йоги в Алматы стало значительно больше, стали появляться новые преподаватели, которые преподают в рамках традиции и даже уже есть авторизованные Шаратом Джойсом (Санди Рахимбаева), с каждым годом в институт Аштанга йоги Шри К. Паттабхи Джойса, в Майсор ездит уже более десятка учеников. И самое главное, практика заработала и стала давать результаты, уровень занимающихся растёт с каждым днём, многие освоили первую серию и отрабатывают вторую.
Так же, должен сказать, что мощнейший толчок в развитии и популяризации аштанга-йоги в Алматы дала организация семинаров с авторизованными и сертифицированными преподавателями: Леонидом Ланиным, Михаилом Константиновым, Аджаем Токасом, Тариком Тхами, Хидэки Иноуи. Я очень им признателен и благодарен за то, что они согласились приехать к нам чтобы, передать драгоценные знания, полученные в парампаре (традиции) от гуруджи Шри К. Паттабхи Джойса и Шарата Джойса, знания утвердившиеся личной практикой.
  В процессе развития я открыл Аштанга йога центр и пробовал организовать пространство, студию йоги, но сейчас пришёл к пониманию, что мне не хватает ни организаторских талантов, ни времени на развитие организации, к тому же для меня во много раз интереснее заниматься изучением науки йоги и её преподаванием, что собственно меня и вдохновляет. Поэтому сейчас я занимаюсь только преподаванием и, конечно, саморазвитием. Саморазвитие, личный рост преподавателя имеет огромное значение. Если у тебя нет личного опыта, знаний, то что тогда передавать ученикам и чему их учить. И даже если новички не разбираются в какой-то теме на начальном этапе, то через некоторое время они всё равно почувствуют где правда и где ложь.
Сейчас, оглядываясь назад, я вижу , что было сделано немало и это всё дало хорошие всходы. Мне очень повезло, что я повстречал много людей, поддержавших меня в трудное время, в том числе и мою жена, которая всегда честна со мной и помогает понять и увидеть незамеченные ошибки. И я очень благодарен ей за её мудрость и понимание.
Некоторые мои ученики из других городов Казахстана были так вдохновлены аштанга-йогой, что хорошо продвинулись в практике и организовали преподавание в группах у себя в городе. И там число занимающихся быстро растёт. Меня это очень радует.


Q: Расскажите о полученном опыте. Стоит ли создавать свою студию или работа в качестве наемного преподавателя приносит больше удовлетворения?


S: В среде практиков йоги есть те, кто продвинулся в практике и так же смог организовать, реализовать достаточно хорошие проекты развития йога-центров. Я тоже организовывал студию, но через два с половиной года закрыл её. Для меня это был очень полезный опыт. И прежде всего я понял, чем действительно хочу заниматься, что для меня более интересно и кем бы я хотел быть, успешным бизнесменом или отличным преподавателем. Сейчас мне не важно, где я преподаю, в своей студии или в какой-то другой. Главное, чтобы были хорошие условия, комфорт для занимающихся, а энергию и знания, которые они получают, преподаватель приносит с собой. Теперь, когда только преподаю, нет административных вопросов и остается гораздо больше времени на саморазвитие и семью. Что касается финансовой стороны вопроса, я думаю, главное быть профессионалом в своём деле, которому ты решил посвятить себя. Люди сами прекрасно всё видят и ценят за грамотность, опыт.   

  
Q: Как в таком случае найти баланс?


S: Чтобы найти баланс между бизнесом и преподаванием, надо быть хорошим управленцем, который сможет организовать работу в студии или центре без личной загрузки и присутствия, то есть собрать команду профи и делегировать правильно обязанности. Тогда, возможно, будет больше времени и сил на самообучение и преподавание. Так или иначе, думаю, что важнее найти баланс не между одним делом и другим, а между тем, на что ты тратишь время своей жизни и кем ты действительно хочешь быть. И важно, чтобы то, что ты делаешь, приносило удовлетворение, а полученные результаты вдохновляли на новые подвиги.
Жалеете ли вы о полученном опыте и том времени, которое потратили на развитие студий? Возможно вы могли бы больше времени уделять саморазвитию и поездкам в Майсор…
(этот вопрос уже был раскрыт выше)
Нет. Это был хороший опыт в реальности. Это помогло осознать моё мироощущение, где я должен сейчас быть и чем заниматься. Я считаю, что сделал правильный выбор и он пошел мне на пользу.

 

Q:Решения о закрытии залов давалось вам легко?


S: Это ответственное решение, перед принятием которого приходилось все взвешивать. Очень много моментов надо было учитывать. По каждой студии решение приходилось принимать в разные периоды жизни и в разных ситуациях. В каком-то зале холодно, где-то мало места, где-то нет душа и удобств.  Кроме этого, есть всегда такие обязательства, как арендная плата, заработная плата сотрудникам - и всё это надо было учитывать и рассчитывать. Был даже случаи, когда деньги, приготовленные для арендной платы, украли. Были моменты, когда деньги, которые нужны на аренду, необходимо потратить на здоровье своих близких. Поэтому в какой-то момент приходится сесть, взвесить все за и против, принять решение. А ещё я получил хороший йоговский опыт непривязанности к результатам, очень сложно оставлять то, во что ты вложил много сил, финансов, времени, а главное, души.Надо реально оценивать свои возможности и сопоставлять их со своими желаниями.
Как складывались отношения с преподавателями?
 Изначально мне хотелось, чтобы в студии преподавалась только аштанга-йога. Преподавание аштанга-йоги должно проводиться согласно парампаре (традиционной передачи знаний от учителя ученику и следующим поколениям учеников). Для поддержание нормальной работы студии нужно не менее пяти преподавателей и это было непростой задачей, так как в Алматы преподавателей, работающих в традиции, в то время не было.  Когда приходили преподаватели, я задавал ряд вопросов о саморазвитии и индивидуальной практике, кто их учитель. И тогда выяснялось, что они не поддерживают эту часть традиции и не ведут самостоятельную работу, не придерживаются одного направления йоги, смешивают различные виды. В результате предполагалось преподавание чего-то вроде масала-йоги, что я не приветствую.
С воспитанниками все обстоит иначе. Когда человек долго практикует и придерживается практики, растет, я интересуюсь, есть ли у него интерес к преподаванию. Потому что некоторых людей стоит подтолкнуть, а некоторых притормозить. У них огромный багаж знаний, который они могут передать другим. Если я вижу стремление преподавать, я всегда поддерживаю их и рекомендую, конечно, съездить в Индию, Майсор к Шарату Джойсу, чтобы получить древние знания непосредственно от хранителя традиции аштанга-йоги (традиции Шри К. Паттабхи Джойса) и со временем встать на рельсы преподавания. Конечно же, хорошая личная практика не является показателем уровня преподавания и по традиции ученикам предлагается сначала ассистировать в классах своему учителю, внимательно наблюдать за ним. И когда ученик готов, учитель разрешает преподавать самостоятельно в своих группах. Преподавать надо уметь. Поэтому я также предлагаю начинать с ассистирования на моих занятиях. Это начало пути. Ведь можно самому быть очень успешным в практике, но не уметь объяснить, сделать правки в асанах или, наоборот, уметь много говорить, но не иметь достаточного опыта в  личной практике.
Я всегда радуюсь, если мои ученики не только развивают собственные знания и навыки, но и передают их другим. Для меня важно, чтобы люди сохраняли традицию передачи знаний. Были случаи, когда люди ходили ко мне, занимались, учились. Но, когда начинали преподавать самостоятельно, то добавляли какие-то элементы от себя, не придерживаясь традиции. В этом стиле не нужно ничего добавлять. Это древние знания, которые передаются в рамках определенной системы. Но все люди разные и все по-своему видят этот процесс.  Однако те, кто приходит учиться настоящей йоге, заслуживают правдивой информации. В случае с аштанга-йогой - либо ты в традиции, либо нет.

 


Q:А был ли у вас опыт, когда вы останавливали людей от преподавания?


S: Нет, такого опыта не было. Я предлагаю людям преподавать, когда вижу в человеке стремление понять и передать глубину этой практики. Но я считаю, что я не вправе запрещать. У меня были случаи, когда ко мне приходили «за бумажкой», которая даст какой-то дополнительный статус. В такой просьбе я отказываю. Я всем предлагаю учиться и окунуться в глубину практики. Это правило у меня едино для всех. Я не могу противодействовать деятельности преподавателей “не в традиции”, но я могу донести до людей, которые хотят заниматься йогой, правдивую информацию об особенностях стиля и традиционного преподавания. И на основе этой информации они смогут сделать свой осознанный выбор. На самом деле, стилей йоги много, у каждого есть свой индивидуальный опыт. Постоянно появляются и новые виды, которые имеют право на существование и приносят какие-то плоды и пользу людям. Главное, чтобы изобретатели новых стилей не прикрывались названиями традиционных стилей йоги, не выдавали одно за другое, были честны, помнили об ответственности за людей.
Что для вас преподавание?
Это дело моей жизни. Это то, чем я занимаюсь с удовольствием. Мне нравится получать новые знания и передавать их людям.

 

 

Q:А что для вас поездки в Майсор?


S: Майсор – это особое место. Мне хотелось бы бывать там почаще, 2 раза в год. Но не всегда есть возможность. Однако, если человеку нужно туда попасть, он попадет, главное огромное желание и стремление познать глубину йоги, посмотреть на истоки этих знаний. Почувствовать дух парампары – передачи знаний. Когда ты приезжаешь к преподавателю, ты чувствуешь энергию этих знаний. Тут все на более высоком уровне.
Все приходит через практику и это настоящее волшебство. Но прежде, чем туда ехать, надо подумать и понять, зачем ты туда направляешься. Это не туристическая поездка. Туристов, конечно, тоже хватает, есть люди, которые приезжают просто потому, что любопытно. Но есть и те, кто едет за чем-то большим, за знаниями, за опытом. Это важно почувствовать. Если ты ищешь учителя и хочешь следовать за ним, – непременно приезжай в Майсор, возможно именно там ты всё и найдёшь. В остальных случаях смысла приезжать нет.
Если человек хочет измениться в лучшую сторону, он непременно получит там глубокий опыт. После каждой поездки остаются новые ощущения.


Q:Расскажите об учителях.


S: Все учителя дали мне определенный багаж знаний. Это очень важный и большой опыт. Начиная с первого преподавателя и до последнего – я благодарен всем.
Мой путь начался с салона красоты, где преподавали йогу. Меня подтолкнули к началу преподавания. После первых шагов в этом направлении я начал развиваться и углублять свои знания. В начале пути мне пришлось приложить очень много усилий. Именно поэтому я считаю, что нельзя запрещать. Всем надо с чего-то начинать. В свое время меня вдохновили начать, и сейчас я там, где должен быть.
Но, чтобы преподавать, надо знать, что ты преподаешь. Мне пришлось очень сложно. Я искал литературу, искал записи. В то время было очень мало информации. Ее приходилось собирать по крупицам. Но каждый маленький кусочек в итоге становился частью большого пазла. Я начал понимать, что есть последовательность, что все асаны должны быть связаны. Что есть духовная составляющая.
Одним из моих первых преподавателей была Мадина Таникеева. Она приехала в Алматы и рассказала про аштанга-йогу, посоветовала поехать в Майсор к Шешадре. Я поехал. Получил мощнейший опыт. Ежедневная практика, мощный аджасмент. Я ходил на различные семинары по видам йоги и впитывал информацию. После я уже попал к Шарату. С тех пор  следую за ним и развиваю аштанга-йогу в традиционном форме.
Что держит вас на плаву в трудные моменты? Вам приходили мысли о том, чтобы оставить преподавание?
Для меня преподавание – это дело моей жизни. У меня не возникает таких мыслей. Бывали разные моменты. Но положительное в итоге всегда перевешивает отрицательное. Для меня очень приятно преподавать именно этот вид йоги.

 

Q: В чем успех преподавательской деятельности?


S: Я думаю, что составляющих успеха несколько. Например, количество человек, которые идут за тобой – показатель твоего профессионального уровня. Очень важны саморазвитие и работа над собой. Чем больше у тебя знаний и опыта, тем больше людей придут к тебе за ними. Никакой пиар не поможет удержать людей. Поможет твой опыт.
Йога - это контроль ума в первую очередь. Это глубокая работа с дыханием, умом, бандхи. Это не только физика. Человека надо к этому правильно подвести. Не все могут сходу нырнуть в более глубокие знания. Все нужно уметь преподнести своевременно и правильно. Нужно уметь работать со всеми. И с теми, кто на первом занятии сможет сесть в позу лотоса, и с теми, кто даже наклониться не может. Всех нужно уметь научить работать с полученными знаниями. Чем дальше ты сам продвинулся, тем дальше ты сможешь провести людей.
Ни одно растение не дает сходу плоды. Это очень долгий процесс. Сначала семечко, потом корни, Затем, листочки, цветочки, плоды и уже совсем другие семена, из которых растут новые плоды, - преподаватели.

 

 

Q: Как вы видите систему парампары вне Майсора?


S: Самая сложная работа над собой – это работа с собственным эго. Наступает момент, когда хочется все делать самому. Все через него проходят. Я не исключение. Очень плохо, когда эго отделяет от опыта. Хочется, чтобы молодые преподаватели начинали свою деятельность, но не бросали совместную работу с более опытными учителями и ассистирование. Надо двигаться в сообществе. Это даст хорошее развитие и убережет от многих ошибок. Есть много того, от чего может уберечь более опытный человек. Ведь, если ты знаешь, на чем можно споткнуться, ты убережешь себя от падения. Но для этого нужно уметь слушать своего учителя. Именно для этого есть система парампары. Умение не превозносить себя над другими очень важно. Мы всю жизнь учимся. Это бесконечный процесс. Йога - это мощная работа со своим эго. Йога - это не просто асаны, это жизненный путь. Его нужно пройти достойно. Это не только работа на коврике, но и за его пределами. А это сложно. Все можно решить наименьшими потерями и ошибками - если вовремя спросить совета и услышать ответ. Аштанга - очень мощная практика, которая повышает энергетический уровень. Энергию ума в том числе. В уме живет эго. И эго растет вместе с первыми успехами в практике. Это неизбежно, оно питается от нашей энергии. Нужно уметь увидеть это и суметь успокоить его. А это большая работа. Работа сложная и непрерывная.
Именно поэтому я не перестаю работать над собой. Я чувствую ответственность перед моими учителями, учениками и перед собой. Развитие и опыт – очень важные составляющие одного целого. Не менее важно время. В свое время нам пришлось трудно, у нас не было источников знаний, мы их искали. И теперь, найдя своего учителя, стараемся двигаться в традиции. В тех странах, где давно есть преподаватели, гораздо проще. Паттабхи Джойс сказал: «То, что ты делаешь сам 4 года, с преподавателем можно сделать за два года».


Я прошел свой путь за 10 лет, и мне очень не хватало преподавателя. Я бы уберег себя и своих учеников от очень многих ошибок. От травм. Это очень важно. Самостоятельный опыт занимает очень много времени, часто нужен совет и помощь. Очень ценно, если есть человек, который может помочь. Время очень дорого!

Interviewer: Shasvorova Ekaterina

Edited by: Alexandra Vertkova